Ко мне часто обращаются семьи или отдельные их участники с темой о том, что разводиться нельзя, если в этой семье уже есть дети. Надо сказать, что давно известный факт опасности для детей при разводе это вовсе не то, что мама и папа больше не живут вместе,  а именно то, как ведут себя эти мама и папа при разводе.

Существует, так называемый Синдром родительской отчужденности (в американской аббревиатуре PAS). Это когда взрослые агрессивно создают образ другого родителя в глазах ребенка плохим, наделяя его или ее всеми отрицательными качествами и перекладывая полностью вину за распад отношений на одного.

Привлекая к своему конфликту всех родственников, друзей, а нередко адвокатов и судей, устраивая дележку детей и борьбу за собственный авторитет. Так же саботируя встречи с детьми другого родителя, препятствуя всячески поддержанию любого контакта с ним запретами, угрозами, жалобами, шантажом, наделением другой стороны качествами исключительно отрицательного героя. Таким образом, один родитель Жертва, а другой – Преступник.

Однако давно известный факт, о котором говорят профессиональные психологи, что в этой истории чувствуют все. И есть родитель, который отчуждает другого родителя от семейных отношений своим поведением, тем самым вынуждая покинуть эту систему. Так же есть и другие участники – это бабушки и дедушки, а так же дети. Которые могут прямо или косвенно подрывать единство семьи. После же развода, часто один из родителей препятствует взаимоотношениям не только с другим родителем, но и с родственниками. Расширяя, таким образом, зону отчуждения для детей.

Итак, что такое PAS Синдром отчуждаемого родителя – это патологическое стремление, сознательное или бессознательное оторвать ребенка от второго родителя и очернить его и обелить себя.

Определить эту патологию и отличить от обычной человеческой обиды можно по тому, какие усилия прилагает этот родитель для создания зоны отчуждения. Это определенные действия, настойчивость, напор и откровенное, назойливое осуждение. Под предлогом «защиты интересов ребенка» всегда происходит как раз ровным счетом грубое нарушение этих интересов. За этим стоит жесткий неразрешенный конфликт  между этими родителями и желание мести со стороны «обиженного». Такое страстное стремление «насолить» бывшему супругу/супруге выявляет параноидальность, подозрительность, шпиономанию, тоталитарность  такого родителя. Обесценивающие обвинения типа: «Мама много работает…» или «Мама бросила тебя из-за своего новомого бойфренда…», «Папа не заботиться о тебе..» и «Он где-то гуляет с друзьями…», «Он/Она бросил/а НАС с тобой ради другой/другого».

Такое действие родителя можно в суде назвать как наносящее моральный ущерб ребенку вне зависимости намерено оно или неосознанно. То есть, ребенок ставится в такое положение, что ему нужно выбирать родителя и принимать чью-то одну сторону. Таким образом, разрушителем и агрессором является именно тот, кто настраивает ребенка против или поддерживает в ребенке этот негативный фон.

При разводе необходимо помнить: разводятся муж и жена, но Папа с Мамой не разводятся. Они остаются родителями данных детей навсегда.

Нередко и специалистов психологии рассматривают как соучастников. В этой канители очень важно суметь определить, где звучат просто обвинения, а где констатация фактов и с каким смыслом подана. Поскольку у таких людей зашорена грань между действительностью и их фантазиями. Поэтому обвинения могут быть далеко за гранью реальности.  Но специалисту необходимо сохранять нейтралитет, поскольку он понимает, что это семейная драма и трагедия, прежде всего для ребенка.

Поскольку у таких людей зашорена грань между действительностью и их фантазиями. Поэтому обвинения могут быть далеко за гранью реальности.

Когда создается семейная коалиция: мама+ребенок….папа+ребенок = грубое нарушение иерархии. Вот тогда во время развода или после него начинается битва, в которую втягиваются дети. Ребенок (дети) постепенно отворачивается от осуждаемого родителя, потому что удержать лояльность ребенок (подросток, а не редко и юноши) не способен и главное, он должен выжить в этой истории. Когда ребенку «промываются мозги» и он понимает, что ему лучше держаться подальше от второго родителя и говорить с ним и о нем так, как этого требует первый родитель, когда ребенок находится в отдалении и удержании от одного родителя. Или встречи, которые сопровождаются осуждением, порицанием вот это является самым разрушительным для психики ребенка действием.

Отчуждающий родитель создает в этих отношениях новую иерархию: есть теперь Главный родитель и «Дополнительный» (не очень нужный родитель).

Надо сказать, что в общении с такими детьми специалист способен определить маркеры, по которым можно отделить правду от лжи (в случае, если один родитель навязывает свое мнение ребенку и клевещет на второго родителя). Существует, так называемое «текстовое эхо», по которому можно определить чьи это тексты, что это тексты не ребенка, а настраивающего против родителя.

Что происходит с ребенком? У него нередко вырабатывается качество двуличности. Отчуждаемый родитель может заметить, как общение с ребенком может происходить легко и доброжелательно наедине и резко меняться при появлении отчуждающего родителя. Этот ребенок научается врать, подхалимничать, манипулировать. Он может «извиваться» между двумя родителями, говоря сначала о маме гадости, а потом приходить к маме и говорить гадости о папе.

Еще, у ребенка развивается тревожность. Сюда примешиваются и стыд, и вина, и депрессия, и проживание горя, как об утрате родительской фигуры. Образуется тяжелый сплав эмоциональных состояний.

Поведение отчуждающего родителя может быть: прямое обесценивание, прямое обвинение, а так же притворное благородство и выставление себя брошенной преданной жертвой. В любом случае, у ребенка происходит психический сбой в восприятии реальности. Даже, если в начале этой бойни он понимал еще что происходит, то потом, эта объективная связь с реальностью теряется и остается только искаженное навязанное отношение.

Синдром отчужденного родителя заключается еще и в том, что с ребенком не дают возможности встретиться, а этот родитель надеется, что ребенок любит. Осознать, что ребенок под серьезным воздействием и перепрограммированием тебя отверг и обесценил очень сложно. Отчужденный родитель все еще надеется, что его ребенок вырастет, ему исполнится 18, падут все ограничения и они встретятся. И в широком смысле этого слова — они не встретятся. Потому что ребенок уже не хочет. Вот это момент потери важно понять и принять. Возможно, что этот ребенок еще повернется, но это может быть случиться через годы.

Поведение отчуждающего родителя может быть: прямое обесценивание, прямое обвинение, а так же притворное благородство и выставление себя брошенной преданной жертвой.

Что делать отчуждаемому родителю:

  1. Если у вас есть хоть малейшая возможность общения с ребенком – используйте ее. Встречайтесь эмоционально тепло.
  2. Говорить с ребенком о ребенке и ни в коем случае не обсуждать действия другого родителя, не настраивать против, не обесценивать бывшего партнера.
  3. Не шпионить, не расспрашивать ребенка о втором родителе, не выпытывать о личной жизни.

Если же картина совсем печальная и у вас нет доступа к ребенку никакими способами, и сам ребенок уже не хочет контакта с вами:

  1. Организуйте для себя работу с психологом. Вам необходима его помощь. Потому что это проживание потери, утраты. Равносильно проживанию горя.
  2. Пишите. Пишите своему ребенку. Потому что эти письма вы сможете передать или он может их увидеть и прочитать потом, когда вырастет. Пишите важные послания. Пишите о своих родительских чувствах, но обязательно без обвинений. Пишите, чтобы вы могли сказать и показать, что моё взаимодействие с тобою было, но не было никакой возможности связаться с тобой. Чтобы вы не были больше родителем, который «НАС бросил и не захотел общаться»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *